среда, 2 августа 2017 г.

28 июля. ПРЕЗИДЕНТ АССОЦИАЦИИ АЛЕКСАНДРЫ ЭКСТЕР АНДРЕЙ НАКОВ ВЫСКАЗЫВАЕТ СОМНЕНИЯ В ПОДЛИННОСТИ РАБОТЫ А. ЭКСТЕР В СОСТАВЕ ДАРА Н.Д. ЛОБАНОВА-РОСТОВСКОГО



Профессор Андрей Наков, Президент Ассоциации Александры Экстер, высказал сомнения в подлинности работ художницы, переданных ГМЗ «Ростовский кремль» Н.Д. Лобановым-Ростовским.
Напомним, что Н.Д. Лобанов-Ростовский утверждал, что приобрел эти работы у наследника Экстер С. Лиссима в 1964 г. Однако экспертиза установила, что в живописной работе были использованы материалы, появившиеся только с начала 1970-х гг.

Андрей Наков в своем письме сообщает, что в архиве С. Лиссима не существует документов, подтверждающих эту покупку Н.Д. Лобанова-Ростовского. А также указывает на другие признаки, позволяющие усомниться в правдивости утверждений Н.Д. Лобанова-Ростовского.


1. В архиве С. Лиссима не зафиксирована живописная работа Экстер, подаренная Н.Д. Лобановым-Ростовским ГМЗ "Ростовский кремль". 
2. В архиве С. Лиссима не существует документов, подтверждающих эту покупку Н.Д. Лобанова-Ростовского.
3. В 2009 г. Н.Д. Лобанов-Ростовский был исключен из Ассоциации Александры Экстер так как "проявил видимую неохоту" в борьбе с подделками. 
4. У Андрея Накова упомянутая живописная работа Экстер, вызывает "стилистические сомнения". 
5. Подпись Экстер похожа на подделку.
6. Ряд известных подделок Экстер "сопровождались подобными же «экспертизами», что и ваша работакоторая приписывается  Экстерв частности лабораторией Jaegers’a, котораяпрямо говорякомпрометирована в Западной Европе". 

Письмо Андрея Накова публикуется ниже. 


28 июля 2017

В Ростовский музей,
Ростов, Российская Федерация
Отвечая на вопрос относительно абстрактной картины, приписываемой Александре Экстер, которая была предложена в качестве дара вашему музею, я бы хотел обратить ваше внимание на следующие факты.
За несколько месяцев до своей смерти (март 1949) Александра Экстер передала по завещанию оставшиеся работы своей мастерской и относящиеся к ним документы своему другу Сeмëну Лиссиму (1901 - 1981), русскому художнику-эмигранту, проживавшему в Нью-Йорке (в то время он был уже американским гражданином). В 1951 году Сeмëн Лиссим юридически оформил владение работами из мастерской Экстер (среди них было также несколько работ, принадлежавших друзьям Экстер), которые были пересланы ему из Франции в Нью-Йорк. В своем завещании Экстер передала непосредственно Лиссиму «права надзора над репродукцией» еë произведений, что соответствует понятию «моральных прав» - так как в то время этот термин еще не был сформулирован так, как он понимается сейчас.
Я встретил Сeмëнa Лиссима в первые месяцы 1970 года, когда я преподавал в Сити Колледже (Университет Нью-Йорка), где я был профессором истории искусства («visiting professor»). Лиссим пригласил меня к себе и у него дома я открыл для себя работы Александры Экстер. Я был глубоко поражен качеством и оригинальностью ее творений. Мы вместе немедленно решили восстановить репутацию художницы, которая на тот момент канула в безвестность.
В течение нескольких лет мы вместе работали над организацией выставок (, Париж 1972 год;, Нью-Йорк 1974 год и другие). В 1972 году я опубликовал в Париже первую после ее смерти книгу об Экстер, а в 1987 содействовал проведению первой российской ретроспективной выставки Экстер в Москве (организованной Михаилом Колесниковым в  Музеe им. Бахрушина).
Незадолго до своей смерти Сeмëн Лиссим лично передал мне документы Экстер, которые он унаследовал, также как и свои личные записи относительно полученных им работ: проданных или иным образом выбывших из его владения (он сделал много дарений разным американским и европейским организациям: музеям, университетам и т. п.) Эти документы представляют собой перечень и фотографии работ Экстер, которые он продал или подарил, а также другие касающиеся Экстер материалы: фотографии с работ Экстер, фотографии с аннотациями Лиссима, переписка, биографические материалы Экстер и т. д. После того как Сeмëн Лиссим умер (1981), его вдова Дороти Лиссим довершила это собрание документов, передав мне все оставшиеся документы и записи, которые имели отношение не только к Экстер, но и к работе Лиссима с наследием художницы  (включая списки работ Экстер, сделанные самим Лиссимом). Все это, естественно, надлежащим образом продокументировано.
Таким образом, архив документов Лиссима-Экстер с начала восьмидесятых находятся в моем владении, и я прилагаю все возможные усилия, чтобы наилучшим образом исполнить завещание Сeмëнa Лиссима, а именно: защищаю облик творений Александры Экстер.
Когда наша Ассоциация оспорила в суде выставку Экстер в городе Туре, Франция (февраль 2009 года), судья, ведущий расследование (Judge dinstruction), поручил французской полиции проверить, действительно ли мой архив документов Экстер существует. Это было сделано в Париже в начале лета 2009 года и сделало возможным дальнейший ход следствия в городе Туре.
С целью защитить наследие Александры Экстер, которое подверглось серьезной угрозе со стороны возрастающего числа подделок, я уже в 2000 году создал в Париже Ассоциацию Александры Экстер, президентом которой я являюсь по сей день. Позднее, учитывая связанные с растущим числом подделок юридические проблемы, наша Ассоциация получила от французского правосудия  право «наблюдать за исполнением моральных прав» в отношении произведений Александры Экстер. Это юридическое право регулярно подтверждается французским правосудием в течение последних пяти лет, в том числе в 2017 году. Эта информация приведена на веб-сайте Ассоциации в разделе «Défense de l’œuvre».
В 2000 году я предложил Никите Лобанову присоединиться к Ассоциации.
В феврале 2009 года он был исключен из Ассоциации: так как он проявил видимую неохоту в деле защиты работы Александры Экстер и, в отличие от других членов Ассоциации, не подключился к ней в этот ключевой момент.
Абстрактная картина, приписываемая Экстер,
которая является предметом Вашего письма, не зафиксирована в записях мастерской Александры Экстер, а следовательно и в архиве Лиссима-Экстер. Она не была известна вплоть до того момента, когда появилась как дар вашему музею. Обычно, продавая или передавая в дар работу Экстер, Лиссим делал запись о том, когда и кому он продал или подарил работу.
Покупки Никиты Лобанова отражены во многих документах архива Лиссима (письма Лобанова, заметки Лиссима), включая доказательства платежей (банковые чеки). Абстрактная картина, которая была предложена вашему музею, у Лиссима не отражена.
Прежде чем высказывать мнение об атрибуции работ Экстер, мы требуем полный провенанс (если таковой имеется), подробную информацию об исследовании материала и, особенно, рентгеновскую фотографию – у нас есть большое количество такого сравнительного материала.
Для целей атрибуции это самый важный документ из всех, что мы требуем.
Можете ли Вы переслать нам такую фотографию? Сделать ее будет очень просто и недорого.
Что касается самой композиции, в связи с ней возникают стилистические сомнения, так же что касается способа реализации (dictum), которые могут вести к признанию, или оспариванию, ее атрибуции.
В частности, по поводу подписи: есть ли какие-либо надписи на задней стороне (recto) картины? Не могли бы вы отправить нам изображение задней стороны полотна?
Подпись (снизу справа)
На первый взгляд подпись на вашей абстрактной картине похожа на имитацию., она кажется неподлинной по нескольким причинам, но окончательный вывод должны сделать графологи. Кроме ее исполнения, встает вопрос: почему на такой ранней картине, созданной в России (в 1918-м году Экстер работала в Киеве) нанесена подпись позднего (тридцатые годы), французского периода художника (подпись латинскими буквами) ? Эта же подпись появляется у Экстер только во втором французском периоде (после 1924-го года).
Надо  бы  обратить Ваше внимание и на факт, что, в связи с судебным следствием, происходившим с начала 2009 года против выставки Александры Экстер в Туре, Франция (в марте 2009 года выставка была конфискована французской полицией, и уголовное расследование продолжается до сих пор, так что на данный момент мы не уполномочены раскрывать какие-либо дальнейшие подробности о нем), в 2009-2010 годах были сделаны, по требованию Ассоциации, два обширных графологических исследования подписей Экстер:
- одно - группой французских судебных графологов (так как многие подписи сделаны латиницей),
- второе – российской судебной графологической службой в Москве, так как есть также и много кириллических подписей.
Что касается двух проектов костюмов (гуашей) для Фамиры-Кифаред, следует проверить, фигурируют ли они в наших документах, зарегистрированы ли они каким-либо образом (мы тщательно следим за полностью репертуара подделок). Это нам можно будет сделать только в сентябре.
Были ли эти гуаши опубликованы в журнале «Наше наследие»? Там мы нашли в свое время несколько имитаций такого же типа.
Ну и наконец: Вы, конечно, знаете, что в последние три года происходит большое расследование в уголовном суде Висбадена (Германия). Летом  2013 года в немецкой прессе было на эту тему большое количество статей. Из более чем полутора тысяч работ, конфискованных немецкой полицией, суд выбрал 20 работ, среди них – две картины, приписываемые Экстер. Эти работы были подвергнуты серьезным техническим и химическим исследованиям, так что там тоже есть большое количество информации, которую можно исследовать. (Эти работы сопровождались подобными же «экспертизами», что и ваша работа, которая приписывается  Экстер, в частности лабораторией Jaegers’a, которая, прямо говоря, компрометирована в Западной Европе). В прошлом году судебные органы Висбадена и Берлина (BKA - Bundeskriminalamt)  также консультировались с нашей Ассоциацией по поводу этого дела.
Профессор Андрей Наков,
Президент Ассоциации Александры Экстер

Комментариев нет:

Отправить комментарий

КРАТКИЙ ПУТЕВОДИТЕЛЬ

В июле 2017 года в Ростове развернулась история, связанная с дарами коллекционера Никиты Дмитриевича Лобанова-Ростовского музею &quo...